Где купить журнал
Подписка
Контакты
Думая о будущем, думай о России
Логотип

Главная
Новости
Свежий номер
Страница редактора
Архив
Галерея
О нас
для рекламодателей
Наши партнёры
Проекты РЖ
www.osin.ru

Православное информационное агентство "Русская линия"

Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет

Страна на подъёме?

С разговора о месте культуры в стратегии развития государства началась наша беседа с Президентом Фонда изучения наследия П.А.Столыпина, статс-секретарем – заместителем Министра культуры и массовых коммуникаций РФ 2006-2008 гг. Павлом Пожигайло. - Павел Анатольевич, каковы, на Ваш взгляд, главные болевые точки в российской культуре? - На мой взгляд, угроз для России сегодня не меньше, чем в 1941-м году. Причём основные битвы разворачиваются на «фронтах» общественного сознания и человеческой души. В информационном поле страны преобладает не культура, а экономически востребованная низкопробная потребительская «культурка», пропагандирующая сомнительные идеалы и образы западной жизни, а по сути - протестантской этики, прославляющие эгоизм и эгоцентризм как основные координаты человеческой жизни. Происходит замена культурного фундамента страны на западный «культ материального достатка», абсолютно противоположный нашим традиционным ценностям. Но многие этого не видят. Кто может по-настоящему оценить реальную опасность?! Кому-то это видение дал Господь, кто-то много читает, сопоставляет, анализирует, а у кого-то срабатывает родительское чутьё. Такие люди понимают: на страну надвигается страшная угроза. В недавно вышедшем фильме «Золотой компас» - многозначительное название! - эти угрозы уже не маскируются. О чём речь? Фактически идёт процесс вынимания душ из человеческих тел. Покупка душ, их уничтожение. И вроде бы физические тела те же, и страна та же, и люди ходят, а души исчезают. Но потеря духовного потенциала нации равносильна истреблению народа. Тела тихо вымрут, и страны не будет. Все государственные программы рассчитаны сегодня на 5-10 лет. И, заметьте, ни в одной из них не звучит слово «культура». Ни в «2020», ни в других судьбоносных выступлениях. С одной стороны, это закономерно – если планировать только на 10 лет, значимости культуры не видно. Основными факторами, определяющими жизнь людей, будут деньги, нефть, пенсии, чуть-чуть – здоровая пища… Видимые вещи. Но если бы мы сегодня попытались смоделировать развитие России на 200 лет вперёд, то ответ на вопрос, сколько нас будет и каким станет это новое, молодое поколение россиян через такой промежуток времени, лежит в сфере ценностно-ориентированной культуры, включающей и нравственность и духовность. Все стратегические интересы государства неразрывно связаны с этой областью. На таких временных отрезках «не работает» макроэкономика, а тем более нынешние задачи, считающиеся первостепенными. Закон о противодействии распространению эротики и порнографии, на который я потратил четыре года своей жизни, вызывал, в лучшем случае, улыбки, а в худшем – раздражение. Вот, мол, человек занимается ерундой. Лучше бы делом озаботился – клубы в сёлах строил. Но зачем нам эти клубы?! Что бы там ди-джеи наркотики продавали?! Почему мы так безответственно относимся к своей стране? К своим людям? Почему, произнося правильные слова, мы совершенно не понимаем, о чём говорим?! Что такое сбережение народа? Это культура, и ещё раз культура! Культура – это единственное средство возвращения страны в реальность. Всё остальное толкает её в виртуальность. Мы в нынешнем состоянии, может быть, ещё лет 20 проживём. Но в какой-то момент, если ничего не менять, наступит трагедия. Детишки в 10-11 лет на мобильных телефонах уже обмениваются порноконтентом. Кто из них вырастет? О каких семьях может идти речь?! Профанация культуры, недооценка её роли, приводит, в конечном счёте, к бездуховности, к разрушению и семьи, и государства огромной многонациональной страны, и того самого безусловного духовного пространства, которое многие века скрепляло разные народы на одной территории. Фильм Резо Чхеидзе «Отец солдата», где старый грузинский крестьянин Георгий пытается найти на войне своего раненого сына, появись он сегодня, мог бы растопить лёд в самой закостенелой душе. И отношения между нашими странами, народами стали бы другими. Или ситуация в Украине, где раскручивается антирусская кампания – раскол давно бы стал непреодолимым, не будь у нас общих культурных корней. - «Заражённость» современных СМИ, и, прежде всего, телевидения, бездуховным, пошлым и циничным телеконтентом вновь в центре внимания общества. Яростные споры – за и против обуздания пошлости - ведутся на высших этажах разных ветвей власти – в Совете Федерации, в Общественной палате, в Национальной ассоциации телерадиовещателей. Тем удивительней то, что вам всё-таки удалось сдвинуть с мёртвой точки Закон о противодействии распространению эротики и порнографии… - Работа над этим законам велась в инициативном порядке на протяжении четырёх лет (она началась ещё в Государственной Думе и продолжилась в Минкультуры России). Было изучено законодательство нескольких стран. В Украине есть закон «О защите общественной морали», принятый в 2003 году. В Латвии, Канаде, США, Бельгии, Франции… Конечно, такой закон – не панацея, наивно думать, что, запретив бесконтрольную продажу порнофильмов, мы в один день изменим моральный климат в стране. На 100 процентов мы проблему не решим. Но хотя бы на 90 процентов, на 80! Важно, в первую очередь, защитить несовершеннолетних от распространения эротики и порнографии, угрожающего их психическому здоровью и нормальному развитию. И я рад, что нам удалось найти поддержку среди наших коллег из других органов исполнительной власти - мы очень тесно и продуктивно сотрудничали с Министерством юстиции России. К началу марта законопроект поддержали 4 министерства, было получено 23 положительных отзыва из регионов. - На ваш взгляд, может ли культура в современном светском государстве иметь религиозную основу? И какова должна быть взаимосвязь между властью, идеологией и культурой? - Я совершенно убеждён, что в пространстве культуры должна быть вертикаль - вертикаль божественная, вертикаль власти и вертикаль на уровне такой ячейки, как семья. Процесс формирования культуры, жизни культуры, возвращения культуры должен, мне кажется идти с двух сторон – сверху и снизу. От народа и от власти. Поддержка народа всегда укрепляла власть, которая, в свою очередь, заботясь о народе, в частности, выстраивая сверху вертикаль культуры, - создавала опору государству, укрепляла административную вертикаль. Культура России - безусловная духовная ценность, мощное консолидирующее начало, многие века скрепляющее на одной территории большое количество людей разных национальностей и вероисповеданий. Власть долго пытается найти способ, каким образом сделать так, чтобы в православной стране было комфортно представителям других национальностей, конфессий. Но единственным, что объединяет всех нас, является культура. Это очевидно. Об этом говорит Иван Ильин в книге «Путь духовного обновления» в разделе, посвященном Родине и патриотизму. Любовь к Родине – не только инстинкт, но и некое безусловное единство народов. А оно рождается только в сфере духовно-материальной культуры. Однако наше информационное пространство, заполненное образцами современной «культурки», деформировано преимущественной трансляцией рекламно-коммерческих штампов и соображениями рыночной рентабельности и рейтинга. И это при том, что рыночная экономика не предполагает работу с долгосрочными стратегиями. Это микротактика. Рынок нацелен на возврат вкладываемых средств, на окупаемость создаваемого продукта максимум через 5-10 лет. Очевидно, что в такую схему не укладывается, например, производство детского, исторического, документального кино. Оно нерентабельно. Откуда берутся эти штампы, рентабельность и рейтинги? Из системы ценностей, освобожденной от нравственных ориентиров, из неоправданной коммерциализации культуры, искажающей суть творчества. А откуда возьмутся новые ценности, если нет веры? Только религиозное сознание даёт масштаб, создаёт объём и выводит человека из сиюминутного состояния жизни, которая может оборваться в любой момент. Только сакральное мировоззрение способно дать необходимую высоту мышления. Рынок – стратегия потребительства, а культура – пространство вечности. Любой человек искушаем и соблазняем. Сегодня супружеская измена уже не является событием чрезвычайным. Целая индустрия работает на то, чтобы сделать это некогда запретное удовольствие более доступным, создавая иллюзию того, что это лишь возможность получения нового опыта, вносящего приятное разнообразие в жизнь, а не один из страшных грехов, разрушающих душу человека. Но пройдут годы, десятилетия, и в конце жизни, подводя итоги, кто-то устыдится своего прошлого, которое уже нельзя изменить, а кто-то испытает чувство огромной благодати – его жизнь была трудовой, духовной. Пространство вечности может сформироваться у человека только в культурной среде. Вы не найдете ни одного знаменитого русского писателя, поэта или художника, который бы сосредотачивал свои творческие стремления на временном, проходящем. Все писали о вечном, открывающем бескрайнее пространство бытия. Выдающиеся произведения – такие, как, допустим, роман «Бесы» Достоевского – всегда актуальны. Они словно приподнимают нас над жизнью, открывают всю масштабность её измерений. Конечно, выбор пути следования нравственным, духовным принципам жизни предполагает определенные жертвы, физический и душевный труд. Но что может заставить человека пойти на самоограничения? Если не говорить о религии, то это только культура. Если мы хотим, чтобы страна жила и через 200 лет, нужно заняться жёсткой политикой в этой сфере. Одной из самых больших проблем современной России является вопрос возрождения традиционного института семьи, семейных ценностей. Что такое семья? – Она начинается с чувства любви между мужчиной и женщиной. Однако ничто так не девальвировано в современном мире, как это понятие. Экономическая прагматика и искушения либерализма привели к тому, что любовь подменяется сексом. А утрата иерархии внутри семьи и низведение роли отца до положения простого работника, помогающего сводить концы с концами, ставит её на самый примитивный культурный уровень, мало чем отличающийся от образа жизни животных. Единственной возможностью остановить это бедствие является вложение в культуру. Мы защищаем помидоры и огурцы деньгами государства, хотим развивать отечественное сельское хозяйство. А души человеческие? Неужели государство не должно защищать души своего народа?! Мне кажется, в этой сфере должен быть самый беззастенчивый протекционизм! - Но тогда, как вы думаете, каким должен быть министр культуры ХХI века? - Если говорить о месте министра культуры в системе госвласти, то он должен быть в ранге вице-премьера Правительства. Министр обороны и министр культуры – для страны равновеликие величины. И обязательно министр образования должен быть в подчинении вице-премьера – министра культуры. Это две неразрывно связанные друг с другом сферы. Культура – стержень, без которого образование может создать в лучшем случае бездуховный компьютер. Но идти в госвласть, чтобы ввязаться в бой, а там, на ходу, мол, разберёмся - нельзя. Чтобы быть министром, нужно точно знать, какие перед тобой стоят задачи. Для поддержания процесса, выполнения представительских функций нужен один человек. Для осуществления прорыва – другой. И это правильно. Возьмите Государственную Думу. Раньше профильный Комитет возглавлял человек, олицетворяющий собой российскую культуру. Сегодня задачи изменились, и председателем Комитета стал первоклассный юрист. Сейчас необходима конкретная программа, понимание того, что нужно сделать в отрасли культуры, не наломав дров. Сколько необходимо построить театров, библиотек, но самое главное - чем их наполнить. Как организовать госзаказ в сфере культуры, возродить детское кино и «доброе телевидение», какие ограничения ввести, чтобы защитить людей от низкопробной, бездуховной телевизионной продукции (такой как «Дом-2», передачи канала MTV и тому подобное), разрушающей духовно-нравственные основы общества, защитить русский язык, в конце концов. Причем всё это надо делать обдуманно, без спешки, опираясь, в том числе, на положительный западный опыт. Что-то уже получилось сделать. Так, например, работая в Министерстве, нам удалось сохранить лицензирование вещания, несмотря на то, что была попытка отменить лицензию на вещание, оставив только лицензию на частоты. - А чем это объяснялось? - Я думаю, здесь не было злого умысла. Связисты не занимаются идеологией, они действовали в рамках своего понимания задач. Им надо было максимально капитализировать рынок связи. Но, допустим, если у вас есть домик в собственности, то мы не можем запретить вам открыть там кабачок. Так же и на частоте. А если бы частоты ушли на западные рынки? Потерю информационного пространства не может допустить ни одна страна в мире. Мы сумели отстоять и единого оператора в лице Российской телевизионной и радиовещательной сети. Но быть министром без денег тоже нет смысла. Только на кино, я думаю, необходимо порядка 30 млрд. рублей в год. Сегодня практически уничтожено детское кино – нет ни режиссеров, ни сценаристов. Нужно вкладывать средства во ВГИК, чтобы возродить эти специальности. Кто этим будет заниматься? Только государство. А документальное, историческое кино?! Но для такого рода преобразований, когда приходится идти на непопулярные меры, необходимо иметь железную политическую «крышу». Нужен результат. Это важно. А без команды единомышленников, без условий, о которых шла речь выше, что-то изменить в госполитике в области культуры невозможно. Мы не можем говорить ни о каком «подъёме страны», если народ, как писал Иван Ильин, «утрачивает свою исконную веру и впадает в безверие и безбожие, отрекается от своей старой, драгоценной культуры и не создает никакой новой; такой народ сходит в истории на нет, в снижении, разложении и разврате, принимая свои больные и дурные создания за некое новое слово новой культуры».

Автор : Интервью с П. Пожигайло
Май 2008

Тема нового номера:

Нужен ли власти народ

 

Цитата месяца

« Музейщики - самые светлые, самые нищие, самые благородные люди. Только библиотекари и архивисты могут сравняться с ними в бедности и благородстве… Они ничуть не хуже нефтяников и газовиков. »
Михаил Швыдкой